Анорексия. Ужасен не ваш вес, ужасен навязанный стыд за него

Анорексия – это расстройство психики, при котором искажен образ собственного тела и нарушено пищевое поведение. При анорексии человек сознательно и добровольно отказывается от еды, стремится максимально снизить вес, используя разные приемы: голодание, рвоту, регулярный прием слабительных и мочегонных, клизмы. Анорексия опаснее других психических расстройств: ежегодно умирает 5% девушек, страдающих анорексией, и еще 10% могут умереть в течение ближайших 10 лет из-за уже наступивших необратимых изменений организма, даже если психически пациентки излечились. Анорексии подвержены преимущественно женщины – среди больных всего 1% мужчин.

Что чувствует девушка с анорексией? Почему она не может просто взять и начать есть? Из-за чего может развиться анорексия и как от нее избавиться? О своем опыте борьбы с анорексией рассказала «Материнству» Даша Чабан, страдающая анорексией почти семь лет.

При росте 166 см я весила 40 кг, и мечтала о 33 кг

Анорексия, или, правильнее, расстройство пищевого поведения (потому что анорексия – это только одна грань болезни, наряду с булимией, компульсивным перееданием, одержимостью здоровым питанием), началось у меня в 18 лет, весной того года, когда я переехала в Москву. Сейчас, правда, это расстройство не имеет надо мной такой силы, как полтора года назад, когда случился самый мой тяжёлый приступ анорексии. Но с его последствиями, физическими и психологическими, я вынуждена работать до сих пор.

Я сама до сих пор точно не знаю, почему одни девушки минуют мясорубку стандартов красоты относительно без последствий, а другие тяжело заболевают. На меня повлиял целый комплекс причин.

Первое – мой характер. С детства я очень впечатлительная, ранимая, меня легко обидеть, а ещё я внушаемая. При этом я всегда была перфекционисткой, стремилась если уж делать что-то, то делать до конца, на совесть. Мне казалось странным останавливаться на полпути и не выжимать из себя максимум.

Второе – ситуация в семье. На меня сильно повлиял развод родителей. Я чувствовала себя никому не нужной, начала болезненно зависеть от мнения окружающих. Мне казалось, что такой, какая я есть, я никому не интересна. Мне нужно быть самой умной, самой красивой, самой талантливой, чтобы заслужить чью-то любовь и внимание.

Третье – травля в школе, через которую я прошла. Она сломала мою уверенность в себе, сделала меня закрытой и недоверчивой. Я перестала верить людям, считала, что меня просто не могут любить.

Четвёртое – стандарты бьюти-индустрии, которые легли на эту почву и дали такой результат. Я смотрела на этих прекрасных девушек – в кино, на картинках журналов, на фотографиях в соцсетях и думала: если я стану похожей на них, меня точно полюбят. Несмотря на то, что нас призывают любить себя «такими, какие мы есть», в качестве идеалов и примеров для подражания нам дают исключительно стройных красавиц с гладкой кожей и красивыми волосами. Если ты не такая, любой  может сказать тебе: «ты жирная, ты уродливая, тебя никто не захочет». Он якобы режет голую правду-матку, которая глаза колет, а на правду не обижаются. Поэтому ответственность за расстройство пищевого поведения у девушек и парней лежит, в том числе, на кино- и бьюти-индустриях. А также на обществе, которое воспроизводит то, что они ему транслируют.

Многие пострадавшие от расстройства пищевого поведения пишут, что в семье у них был «культ еды» или «культ диет», но у меня ничего подобного не было. Родители хвалили меня, говорили, что я красивая и умная. Но после их развода мы отдалились друг от друга.

Анорексия. Вес 40 кгФото из личного архива Даши Чабан

Самый тяжелый период анорексии был два года назад. Он длился с января по май 2018 года. Тогда я училась на выпускном курсе Литературного института и работала в книжном магазине. Я почти ничего не ела, вызывала рвоту, принимала слабительные и мочегонные, похудела до 40 килограмм при росте 166 см. И этого мне казалось мало, в зеркале я казалась себе очень толстой, как будто не сбросила 20 килограмм, а набрала. Мой желаемый вес на тот момент был 33-35 килограмм.

Жизнь с анорексией – это  ноги в синяках, провалы в памяти, голодная бессонница

Жизнь с анорексией это настоящий ад. Я попытаюсь описать это так, чтобы читатели могли почувствовать мою боль. У голодающего человека развивается  «голодная бессонница». Ты спишь всего по три-четыре часа в сутки, и дни превращаются просто в череду светлых и темных пятен. Ты измотана, тебе постоянно хочется спать, но ты не можешь. Твоя жизнь сводится к четырём проблескам – три раза в день ты ешь те крохи, которые сама себе отмерила, а ещё каждое утро взвешиваешься. Обычно люди подают уменьшение веса как что-то, что вызывает эйфорию у худеющей. Но здесь ты даже порадоваться не можешь, тебе постоянно плохо. Плохо и телу, и душе. Положительных эмоций почти не остаётся, ты надеешься, что с каждой новой цифрой ты что-то почувствуешь. Но в итоге ты чувствуешь лишь пустоту. Тебе этого мало, надо ещё, ты стараешься недостаточно.

Вся твоя жизнь проходит в ожидании приема пищи и взвешивания, каждая минута тянется невыносимо. И так каждый день.

Тебе не хочется ничего, тебя ничего не интересует, ничего не радует, ты просто хочешь, чтобы это все закончилось. Ты хочешь стать идеальной, но этот идеал ускользает, остаётся только ненависть к себе.  Слабость – постоянный твой спутник. Ты с трудом идёшь по улице, тебя шатает, тошнит, постоянно все ноги в синяках.

Я часто падала от того, что ноги становились ватными и больше меня не держали. Начинаются провалы в памяти. Ты не можешь сосредоточиться. Большую часть времени ты проводишь как бы не здесь и не сейчас, как будто немного пьяная. Потом тебе становится так тяжело, что ты просто мечтаешь уснуть и никогда больше не просыпаться.

Желаемые цифры на весах ты не увидишь никогда. Это западня

В этот период я считала необходимым скрывать от окружающих, в том числе и от близких людей, своё состояние. Подругам я говорила, что все отлично, что я все держу под контролем. Я боялась, что со мной перестанут общаться из-за того, что я «больная»,  начнут сплетничать за моей спиной, станут водить меня по психологам или насильно кормить.

Многие не понимают, почему, несмотря на то, что больные анорексией мучаются в своём состоянии, они отказываются это прекратить.

Дело в том, что болезнь прочно держится на иллюзии — «добейся желанного веса, стань худее всех, и ты обретёшь счастье». Я верила, что эти страдания временные, что они все, как по мановению палочки, закончатся, когда я увижу цифры на весах, которые меня удовлетворят. Весь ужас кроется в том, что больной человек эти цифры никогда не увидит.

Каждый раз, когда ты вроде стала такой, какой хотела, ты чувствуешь только недовольство собой и думаешь – не помогло, я так и не полюбила себя, значит, надо худеть дальше. И эта иллюзия железобетонная, ты веришь в неё так же, как в то, что земля – круглая. Поэтому стараешься ничего не говорить, чтобы люди не остановили тебя.

День за днем я приучала себя есть

Спасла меня из того состояния как раз брешь, появившаяся в этой иллюзии. Через несколько месяцев я понемногу начала понимать, что где-то здесь кроется ошибка. Я думала, что буду счастлива, когда стану весить 49 кг, этого не произошло. Я думала так же о весе в 45 кг, и ничего не произошло. Затем минули 43 кг, и я стала весить 40. Я подумала: а вдруг я дойду до 33 кг и тоже не почувствую себя счастливой? Может ли быть такое, что уничтожаю себя напрасно? Что на самом деле эта тождественность счастья и маленького веса просто следствие болезни? Что будет, если я буду весить 30, 20, 10 килограмм и все равно не буду счастлива? Неужели счастье кроется не здесь, и я ошиблась? Это был переломный момент. Я просто зацепилась за эти мысли. И иллюзии, навеянные расстройством пищевого поведения, дали трещину. Я перестала верить в то, что твердит мне болезнь.

Анорексия - это тяжелое психическое расстройствоФото из личного архива Даши Чабан

Я пошла к психиатру, который прописал мне антидепрессанты. Это был очень болезненный шаг, потому что до этого у меня была четкая установка – никому ничего не рассказывать о своих проблемах. Мне было стыдно показывать, что за фасадом так называемой «нормальности» скрывается много очень неприятных и страшных вещей. Я боялась осуждения, мне хотелось тихо-мирно все уладить, чтобы никто ни о чем не догадался. Но мое состояние уже было невозможно скрывать.

Я решила перестать делать вид, что ничего страшного не происходит, и смогла попросить помощи. Вместо «выглядеть» я выбрала «быть».

Я понимала, что, если я продолжу ограничивать себя в еде, то о полноценном выздоровлении не будет и речи. Поэтому я начала день за днём приучать себя снова есть. Полезное, вкусное – все. Это было очень тяжело, чувство вины за то, что я ем что-то вкусное, например, мороженое, было колоссальным! Было отвращение к себе, страх, что от дольки яблока я тут же потолстею до размеров кита. Да, у больных очень сильно изменяется восприятие, ощущения от приема пищи искажены до неузнаваемости.

Было отчаяние, ощущение, что еда делает меня грязной, тяжелой, неуклюжей.

Мне помогало то, что мысленно я как бы отделила себя от этих чувств. Я понимала, что они не совсем мои, это болезнь их вызывает, что они не навсегда, что это необходимый этап, что только так я могу двигаться вперёд. Мой новый режим питания был – слушать себя, слушать свои желания, потребности, а не отвечать себе сразу на все – «нет, тебе это нельзя, ты не имеешь права». Через некоторое время я начала работать с психотерапевтом, который мне помог начать разбираться в себе. Собственно, расстройство пищевого поведения – это, скорее, симптом того, что у тебя есть какие-то внутренние проблемы, что где-то есть травмы, которые до сих пор болят и вызывают такой эффект. Эти травмы обычно не связаны с едой или похудением, они гораздо глубже. Но их тоже нужно разбирать, прорабатывать, потому что, пока они продолжают болеть, реабилитация существенно замедляется.

Сейчас я только в процессе выздоровления

К сожалению, я не могу сказать сейчас, что полностью вылечилась. Я ещё только в процессе выздоровления. Расстройство пищевого поведения – это не только вес, это, прежде всего, наши мысли, чувства и убеждения. Вес лишь следствие того, что мы думаем и  чувствуем.

Пока я не справилась полностью с ненавистью к себе, завышенными требованиями и страхом быть нелюбимой, о выздоровлении рано говорить.

Тем, кто выздоравливает, нужно знать, что этот путь – всегда качели. Улучшение следует за ухудшением. Многие старые раны придётся вскрыть, чтобы продезинфицировать. Это тяжело и болезненно. Улучшения могут наступить, а затем прекратиться на время. К этому надо быть готовой. Лучше, конечно, проходить этот путь с психиатром, который сможет назначить правильные медикаменты (не нужно бояться медикаментозного лечения, вы не станете «овощем», просто таблетки существенно облегчат вашу жизнь), и с психотерапевтом, который сможет вас направить, выслушать и обратить внимание на вещи, которые от вас ускользают. Я в настоящий момент так и делаю.

Фото из личного архива Даши Чабан

Сейчас я разрешила себе есть все, что хочу, без ограничений, без планов питания, без расчётов по калориям и без вечного «ну это в последний раз!» Я прекратила за каждое пирожное наказывать себя самобичеванием, занятиями спортом, рвотой или слабительным с мочегонным. Я считаю, что сделала правильно, потому что постоянный стресс от ограничений – один из столпов расстройства пищевого поведения. Но здесь все индивидуально, нужно искать то, что подходит конкретно вам.

Я больше не намерена себя стыдиться

Мои откровенные посты о своих проблемах, победах и поражениях, как и мои фотографии в соцсетях – это способ примириться с собой. Много лет я только и делала, что стыдилась и скрывала себя, и больше я этого делать не намерена.

Оскорбительные комментарии, которые мне пишут, только подтверждают мою мысль, что ненависть к себе и стыд за своё тело нам прививается ежедневно.

Несмотря на разговоры о том, что всем уже все равно, кто как выглядит, проблема расстройства пищевого поведения выходит за рамки личной. Это одно из последствий культа красоты, который прочно укоренён в культуре и обществе.

Расстройство пищевого поведения разрушает тело и душу. Это болезнь, которая может закончиться смертельным исходом, как было это с Валерией Кошкиной, Анной Жолобовой и ещё многими другими девочками, имена которых не столь известны. Эта болезнь, которая может подорвать здоровье, перевернуть всю вашу жизнь. Тяжелая депрессия, обсессивно-компульсивное расстройство, фобии, галлюцинации – все это последствия длительного голодания и ненависти к себе.

Фото из личного архива Даши Чабан

Девушкам, которые живут под властью болезни, часто кажется, что их мир – серая холодная пустыня без надежды и без любви. Я хочу показать  им, что это не так. Из этого состояния можно выйти, с ним можно бороться, можно снова почувствовать радость жизни, почувствовать, что твоя жизнь не сводится к килограммам, сантиметрам и калориям.

Что посоветовать девушкам, которые ненавидят свое тело?

Я знаю, что очень сложно что-то посоветовать девушкам, которые искренне убеждены, что они толстые и им нужно похудеть.

Я сама проходила через это. Недостаточно просто сказать «нет, ты красивая», «ты прекрасна в любом весе», «все тебя любят», «люби себя такой, какая ты есть». Эти слова могут быть приятными, но кардинально ситуацию они не поменяют. Но все же я считаю важным доносить до людей мысль, что большой вес – это не преступление и не грех, в нем нет ничего отвратительного и ужасного.

Отвратительно и ужасно – это когда мир заставляет тебя стыдиться себя, пугает, что «жир» это нечто неестественное, что обязательно приведёт к болезням. Хотя исследования показывают, что это не так. Не все в порядке не с полными людьми, а с теми, кто их унижает и оскорбляет, кто лезет не в своё дело.

Я бы посоветовала этим этим девушкам почаще задавать себе вопросы: откуда взялась моя ненависть к себе? Чего мне не хватает в жизни? Что скрывается за моим желанием худобы? Что я пытаюсь компенсировать идеальной фигурой? И, конечно, если раздаются тревожные звоночки, такие, как постоянное чувство вины после еды, нежелание смотреть на себя в зеркало, доходящее до слез, нежелание выходить из дома, встречаться с людьми из-за мыслей, что ты недостаточно красива, нужно не затягивать с визитом к специалисту. Приём у невролога или психиатра, работа с психологом или психотерапевтом – это может помочь вам снять тревожность и разобраться в своих стремлениях и чувствах, понять, что привело вас к вашим нынешним проблемам. Не нужно бояться или стыдиться попросить помощи. Молчание, утаивание, попытки решить все самостоятельно могут сыграть против вас, потому что если вы проигнорируете своё состояние и запустите его – оно может вылиться в серьёзную болезнь.

Добавить комментарий