Представьте, что за всю беременность можно посещать только одного врача. Турецкий гинеколог – еще и акушер, узист и хирург в одном лице.

От беременной требуется только выбрать больницу и доктора, и на этом все. Он будет вести беременность, делать УЗИ, отправлять на анализы и принимать роды (или делать операцию). Выбрать можно в абсолютно любом городе и клинике, все зависит от финансовых возможностей.

Беременность и роды в Турции

У каждого гражданина Турции есть медицинская страховка, которая полностью покрывает наблюдение и роды в государственной больнице. При желании женщина может обратиться в частную клинику, где каждый прием и роды будут стоить определенную сумму (зависит от больницы), часть из которой будет покрыта страховкой (зависит от страховки). Менять врача на любом этапе не запрещается. При этом никаких обменных карт и общей системы между больницами нет. Новый врач не будет знать всю историю беременности, но это ему не помешает.

Также можно состоять на учете у семейного доктора по месту жительства, где будут взвешивать и измерять давление. Там же в будущем ребенку будут делать прививки.

Декрет

В Турции тоже есть оплачиваемый декретный отпуск. Только вот длится он всего восемь недель до родов и восемь недель после. Потом можно вернуться на работу или просто уволиться. Кормящие матери могут работать неполный день с постоянными перерывами на кормление ребенка.

Материально государство почти никак не поддерживает новоиспеченных родителей. Есть только две выплаты, которые положены единовременно. Это 300 лир на первого ребенка от государства и 122 лиры от страховки (получается около 112 долларов). Никаких вам пособий до полутора лет.

Ведение беременности в Турции

Ведение беременности

Раз в месяц делают УЗИ и изредка отправляют на анализы. На этом все. Забудьте о бесконечных очередях к окулистам, кардиологам и прочим узким специалистам. Здесь этого просто нет. Точнее, они есть, но беременную смотреть они не будут. Разве что при наличии серьезных жалоб. Забудьте и о том, чтобы вставать ни свет ни заря и бежать с заветной баночкой в лабораторию. Все анализы сдаются на месте в клинике, а результаты вы получаете в течение часа.

Мерить окружность живота тоже никто не будет. Для гинеколога в Турции не существует других методов диагностики, кроме УЗИ. Так что стандартный прием проходит так: вы лежите пять минут на кушетке, пока врач показывает на экране вашего малыша и делает все необходимые замеры. Потом он распечатывает фотографии (у меня за всю беременность накопился на целый альбом), отправляет на анализ крови и мочи, а на последних неделях и на КТГ.

Кстати, кровь можно сдавать хоть в 11 утра. Никого не волнует, что вы успели плотно позавтракать. Исключение составляет тест на гестационный диабет. Кроме него здесь есть скрининг на патологии и анализ на ТОРЧ-инфекции в самом начале беременности. Каждый прием в частной клинике, которую я посещала, стоил около 20 долларов. Роды у этого врача оценивались в 240 долларов за ЕР и 320 долларов за КС.

Моя беременность протекала отлично. Если бы не растущий живот, я бы, наверное, даже о ней забыла. Никакого токсикоза, изжоги, отеков и прочих прелестей у меня не было и в помине. Несмотря на это, мне с российским менталитетом сложно было принять подход местных врачей, который можно кратко описать всем известной фразой: «беременность – не болезнь». Я все ждала тщательных осмотров, кучи анализов и измерений живота, а мне не мерили даже давление и вес. Тут я проигрывала своим подругам с родины, которые даже знали размеры своего таза. Мне же с 5 недель беременности делали только абдоминальное УЗИ. Никаких мазков и осмотров в кресле тоже не было.

Роды в Турции

Роды

В послеродовую палату прибежало шестнадцать человек взволнованных родственников мужа, в верхней одежде и уличной обуви. Кстати, на дворе был январь. Конечно, снега у нас зимой не бывает, а вот дождей предостаточно, как и грязи. Зная о строгой политике посещений в российских роддомах, моя мама была в глубоком шоке и только и могла, что фотографировать весь этот театр.

В Турции разрешается посещение сразу после родов, при этом никто не то что не спросит флюорограмму, но даже не попросит надеть бахилы. Практикуется также совместное пребывание роженицы и одного-двух родственников. Со мной и малышом были моя мама и муж.

Родила я весьма неожиданно. Несмотря на идеальную беременность, я все эти месяцы ужасно переживала, лишь бы меня не прокесарили. Дело в том, что в Турции кесарево сечение делают чуть ли не в 50% случаев. В некоторых регионах показатели и того выше, особенно в частных клиниках, ведь операция стоит дороже, проходит куда быстрее, чем естественные роды, ну и для ребенка считается гораздо безопаснее.

Очень многие турчанки сами выбирают этот способ родоразрешения. Девушки назначают подходящую дату, делают макияж, нанимают фотографа – и вперёд, рожать. В результате процент абдоминальных родов настолько высок, что кесарево сечение без строгих показаний уже запрещают на законодательном уровне. Но что за дело до этого врачам, которым так быстрее, удобнее и дороже?

За прошедший месяц три мои подруги родили в Турции путем кесарева сечения «по показаниям». Одной его сделали спустя всего пару часов схваток (сама попросила от боли). У другой отошли воды, а раскрытия не было. Турецкий врач сразу напугал роженицу, что без воды ребенок погибнет. Ну а третья просто перехаживала… на три дня. Видимо, того факта, что роды считаются срочными вплоть до 42 недели, турецкие врачи тоже не знают.

Если девушке все же удается родить через естественные родовые пути, такие роды в основном ведут акушерки, а врач приходит в последние минуты. Кроме того, очень распространены стимуляции и прочие медицинские вмешательства в родовой процесс.

Я до сих пор не знаю, был ли у меня шанс родить самой, но случилось то, что случилось. В 36 недель мой сын перевернулся в головное предлежание и начал перетягивать и пережимать пуповину, нарушая кровоток. Вердикт: будет кесарево. Я плакала и умоляла врача дождаться и посмотреть, как ребенок поведет себя в родах. Мы ждали, пока показатели доплера еще были не критичны. Каждые несколько дней я ходила в больницу на контроль. При этом показания КТГ и все мои анализы были идеальны. Никто так и не объяснил мне, что произошло. В 38 недель и 3 дня мы с мамой снова пришли на контроль. Была суббота. Я думала, что этот прием закончится как обычно – тем, что я получу распечатку с доплера и пойду домой.

У врача в тот день было пять операций. Я пошутила: «Хотите, буду шестой?» Врач, кажется, понял, что я уже смирилась со своей судьбой.

Показания доплера, конечно же, ухудшились. Звонок в операционную дежурной бригаде: «Не расходитесь, везу вам шестую». Звонок мужу на работу: «Вези сумку, мы рожать будем». Меня тут же подняли наверх в палату.

Шикарная одноместная комната с диваном для посетителей, телевизором, своей душевой и видом на море. Мама была в радостном волнении. Меня трясло. Я подписала бумаги, получила первую в своей жизни капельницу и мочевой катетер, после которого подумала, что если схватки – это еще больнее, то, наверное, и к лучшему, что у меня их не было.

Неужели это все происходит со мной? Операционная в подвале. Жутко холодно. Я уже трясусь так, что со мной трясется вся кровать. Мой врач сидит на столе и болтает ногами, уже в маске и шапочке. Приятная женщина-анестезиолог делает спинномозговую анестезию, причем совершенно не больно. Ставят ширму. Я постоянно шевелю ногами и говорю: «Я все чувствую, пока не режьте!» Они смеются. Я спрашиваю: «А как вы поймете, что анестезия подействовала?» Врач отвечает: «Вот так» — и очень больно колет иглой в живот. Теперь смеюсь уже я. Анестезиолог начинает расспрашивать меня о том, почему в России группы крови отмечаются цифрами, а не буквами, как везде. Я принимаюсь рассуждать на эту тему и вдруг слышу детский крик. Чей ребенок плачет? Неужели мой? Они же еще не начали операцию! Под нос суют кричащий сверток с огромными глазами, полными панического ужаса. Я его целую, медбрат вытирает мне слезы, кто-то ставит кислородную маску. Еще полчаса меня зашивают – и вот я в палате.

Муж и мама уже нянчатся с малышом, которого привезли сразу же, проведя все необходимые процедуры и поставив прививку от гепатита. Начинаются паломничества друзей, соседей и родственников. Новорожденный малыш идет по рукам. Надо заметить, что он даже ничем не болел после такого резкого знакомства с бактериями. Мы прикладываем его к груди.

Беременность и роды в Турции

Такого понятия, как «диета кормящей матери», в Турции нет. После родов мне принесли кофе, томатный суп, жареную курицу и сок в пакетике. Ходить заставили уже через 5 часов после операции. Выписка происходит через 24 часа после родов. Никаких торжеств по этому поводу не устраивается. Мы просто взяли ребенка, собрали вещи, сели в машину и уехали домой.

Вот так быстро все и произошло. В 15 часов дня я зашла на обычный прием, в 15:38 уже родился мой сын, а в 16 часов на следующий день дома мы уже угощали всех желающих лукумом по случаю рождения наследника.

Если не брать в расчет тот факт, что мне очень хотелось родить самой, можно сказать, что роды и восстановление прошли идеально. Разрез был сделан лазером, а швы рассосались сами. Через сутки после операции мне лишь сняли пластырь, под которым был тонкий красный шрамик длиной 10 см. На следующий день я уже мылась в душе, а через три дня и вовсе забыла о родах.

Фото — из личного архива автора