Джордан Шапиро: «Люди не умеют себя вести в интернете»

Тезис доктора философии Джордана Шапиро о том, что детей не надо ограничивать в использовании гаджетов, вызвал бурное обсуждение на форуме. Из интервью, которое американский профессор дал Материнству, ясно, что мы не совсем правильно его поняли.

— В какой момент Вы пришли к мысли, что не надо бороться с тягой детей к гаджетам? Какое событие на это повлияло?

Для меня всегда было очевидно, что детей привлекают разного рода гаджеты. Я просто наблюдал за своими детьми, изучал, что они делают, старался понять, что происходит в этом изменившемся мире.

В то же время мои дети считают меня строгим родителем. Я внушаю им правила поведения, ценности, без которых я считаю взаимодействие с гаджетами недопустимым.

По моему мнению, цифровые технологии требуют очень внимательного контроля, но в несколько ином ключе, чем думает большинство людей.

— Тогда, вероятно, у наших читателей создалось несколько неверное впечатление, что вы пропагандируете полную свободу. Это ведь очень удобная позиция для родителей: не надо занимать ребенка, дал планшет – и он молчит несколько часов подряд.

— Конечно нет, ни в коем случае. Напротив, я считаю, что на родителях лежит большая ответственность. Надо строить границы, добиваться, чтобы поведение детей соответствовало тем ценностям, которые мы хотим привить. Я вовсе не говорю об абсолютной свободе.

Интересно, что когда речь заходит о смартфонах и гаджетах, люди раскалываются на два лагеря с полярными мнениями: либо полная свобода, либо тотальный контроль. Но ведь такого не происходит в других сферах родительства. Например, если вы хотите, чтобы ваш ребенок больше катался на велосипеде, вы же не разрешите ему кататься без защиты и шлема.

Может быть, нам стоит перестать так сильно бояться гаджетов, а просто дать детям шлем, то есть научить пользоваться гаджетами безопасно?

— Объясните, пожалуйста, подробнее, что вы понимаете под шлемом применительно к гаджетам?

Я не знаю, насколько это удачная метафора, но главный вопрос ведь не в том, давать или не давать детям полную свободу в отношении гаджетов. Вопрос скорее в том, как научить детей жить в цифровом мире. Взрослые, учителя и родители должны стать проводниками, научить детей, что такое здоровое и нездоровое поведение, допустимые и недопустимые поступки. Мы должны помогать им ориентироваться, понимать опасности, которые кроет в себе интернет.

Нужно объяснить, в чем состоят эти угрозы. Объяснить, что в интернете можно наткнуться на порнографию, мошенничество, фишинг и тому подобное. Что существуют проблемы приватности, частного пространства в интернете, файлы кукиз и так далее, и что все это таит опасности.

Еще один важный вопрос – как научить людей взаимодействовать через цифровые технологии? Потому что в этом заинтересовано человечество в целом. Как мы собираемся приготовить целое поколение молодых людей стать взрослыми в цифровом мире, если у них не будет никакой практики в ментальных взаимоотношениях?

Взять, например, Twitter. В США это огромная площадка. Иногда я прихожу в ужас от того, сколько там людей, не умеющих себя вести. Неужели у этих людей не было родителей, которые бы научили их вежливому поведению? Сам я считаю, что я хорошо воспитан, хотя некоторые думают иначе (смеется).

Когда мои дети были маленькими, я гулял с ними на детской площадке и без конца повторял: «Не деритесь, будьте доброжелательны, делитесь». Но никто не учит нас вести себя в цифровом мире.

Если вернуться к метафоре с велосипедом и шлемом, то мы ведь не говорим ребенку: «Вот тебе велосипед, крути педали, поезжай и не попадай ни в какие неприятности». Нет, мы идем рядом, поддерживаем, показываем, подстраховываем, пока не поймем, что ребенок уже может сам безопасно ездить. Так же нужно поступать и в отношении гаджетов.

Фото с личного сайта Джордана Шапиро https://www.jordanshapiro.org/

— Как конкретно вы работаете с интернет угрозами? Достаточно один раз объяснить, напоминать раз в месяц, или как-то еще?

Мне бы конечно очень хотелось, чтобы достаточно было объяснить один раз. Но, к сожалению, это так не работает. Вы же понимаете: все, что касается родительства, требует многократного повторения и занимает годы. Дети могут совершать ошибки, я должен постоянно присматривать за ними, напоминать, объяснять, как действовать в том или ином случае.

Снова возвращаясь к велосипеду: вокруг есть машины, ребенок может упасть, попасть в какие-то неприятности. Но никто же не пытается запретить велосипеды. Мы учим, как их использовать.

Я был бы счастлив, если бы удалось устранить киберугрозы, но это уже борьба другого уровня, политического. Ведь на улице мы тоже сталкиваемся с угрозами: существуют злоумышленники, воришки, и мы объясняем детям, что нужно быть осторожными.

Для меня гаджеты – это такая же часть жизни, как все остальное. Это фантастическая штука, очень интересная. Я стараюсь научить детей использовать ее преимущества, получить максимум пользы и остерегаться минусов. Это трудно, но вообще все в родительстве непросто.

— Используете ли вы систему родительского контроля на детских смартфонах и ноутбуках?

Нет. Я не люблю такие приложения, потому что я считаю, что нельзя делегировать машине функции родителя. Я думаю, это плохая идея. Родитель должен быть вовлечен в жизнь детей.

В конечном счете, мы хотим, чтобы дети научились принимать правильные решения. А если машина просто будет говорить им, что пора закончить играть, они ничему не научатся.

Я учу детей управлять своим временем. Они не идеальны, бывает, что они заигрываются, мне приходится их останавливать.

Когда они станут взрослыми, не будут же они играть, пока машина не скажет им: «Заканчивай, ты играешь слишком долго»? Они должны слышать голос в своей собственной голове, который им это скажет. Я не думаю, что какие-либо приложения смогут в этом помочь.

Фото с личного сайта Джордана Шапиро https://www.jordanshapiro.org/

— Время от времени на нашем форуме мамы задают вопрос: допустимо ли читать переписку ребенка в соцсетях. Каково ваше мнение?

Дети должны понимать, что социальные сети – это публичное пространство. Это не частная территория. Да, я думаю, родители имеют право вмешиваться. Я в друзьях у своих детей во всех соцсетях. Я доверяю им, но просто хочу быть уверен, что там все в порядке, ничего предосудительного.

— Это относится и к частной переписке?

Конечно, у детей есть право пошептаться между собой, пообщаться с друзьями. Но все равно дети должны осознавать, что они пишут и публикуют. Переписка в интернете в любом случае не является частной. К ней могут получить доступ правительство или хакеры. Мы все должны это осознавать, это выходит за рамки вопроса о воспитании детей.

Конечно, отношения нужно строить на доверии. Но границы частной жизни зависят от самого ребенка. Если бы у меня были серьезные поводы для опасений (например, я подозревал бы, что ребенок принимает наркотики, или как-то неподобающе себя ведет), я бы считал допустимым нарушить границы частной жизни.

Это не вопрос гаджетов, а вопрос общего здравого смысла: когда родитель понимает, что ребенок в опасности, то он вмешивается.

Лично меня гораздо больше волнует не зависимость от гаджетов, о которой все говорят, а то, что дети думают, будто Twitter или Facebook могут быть приватными. Это ужасно. Мы должны донести до них, что в интернете нет никакой частной территории. Все, что вы размещаете, линкуется, сохраняется, просматривается, оценивается.

Книга Джордана Шапиро— В книге вы пишете, что у ваших детей нет зависимости от гаджетов, они просто их используют. Почему вы в этом уверены? Где проходит граница между простым использованием и зависимостью?

Я стараюсь избегать термина зависимость, потому что есть много разных научных мнений и ведутся споры, следует ли говорить именно о зависимости.

Конечно я не раз слышал и читал о том, что у людей развивались очень нездоровые отношения с видеоиграми или смартфонами. Точно так же у некоторых людей развиваются нездоровые отношения с работой, деньгами, сексом, едой и так далее. И если такое случается – это повод, чтобы вмешаться и помочь, применить терапию, психотерапию и так далее.

Ведь если у человека проблемы с пищевым поведением, то это не оттого, что вокруг много еды. Надо понять, что стоит за этим: какая-то травма, комплекс. И бороться нужно именно с первопричиной.

Применительно к гаджетам – если мы будем просто выключать игру, то это не борьба с первопричиной.

Я думаю, каждый родитель должен задать себе вопрос: соответствует ли поведение детей моим ценностям? Это трудно, потому очень часто родители хотят, чтобы их дети были такими же, как они. Но так не бывает, это уже другое поколение.

Мои дети здоровы, у них много друзей, они читают книги, играют на улице, и они также подолгу играют в видеоигры. Если бы они не делали ничего другого, кроме видеоигр, я, возможно, начал бы волноваться. Но они успевают многое. Я считаю, если ребенок нормально учится, если он добр, отзывчив, и если он при этом играет в видеоигры восемь часов в день – не проблема. Правда я не знаю, как он найдет столько свободных часов в сутках (смеется), но если он делает все необходимое, и при этом он хороший, воспитанный человек – то в играх я проблемы не вижу.

Я не знаю, почему так много родителей беспокоится по этому поводу. Когда после тяжелого дня ребенок садится играть в видеоигру, родители возмущены, им это не нравится. Если бы ребенок сел почитать книжку, это не вызвало бы такой реакции.

— То есть вы не нормируете экранное время своих детей. А другие виды деятельности, например чтение, игры на воздухе, дополнительные занятия?

Я не регламентирую время, но я стараюсь их перенаправлять, если вижу, что здравый баланс нарушился. Если бы мои дети сейчас здесь были, они сказали бы: «Он все время говорит нам «хватит играть», все время отправляет нас на улицу». Но все зависит от конкретного дня.

Ведь и во взрослой жизни у нас нет жесткого расписания на каждый день. Например, в дождливое воскресенье мы можем провести целый день на диване с книжкой, а не выполнять те наши взрослые обязанности. Иногда это нормально, иногда нет, все зависит от конкретных обстоятельств. Мы можем сами расставлять себе приоритеты.

Так что я не считаю ужасным, если дети целый день будут играть. Иногда это допустимо, иногда нет. Я считаю, важнее научить детей управлять этими столь понятными человеческими проявлениями.

Фото — фотобанк Лори

— Если ваши дети останутся дома одни на целый день, возможно ли, что они добровольно отложат гаджеты и займутся чем-то другим? Будете ли вы считать это критерием своего успеха?

Тут нет единого сценария. Может быть, отложат, а может быть и нет. Я не думаю, что это – мерило успешности моего подхода. Я пытаюсь воспитать успешных взрослых, и знаю, что на этом пути дети делают множество ошибок.

Если я вернусь домой после обеда, я уверен, что найду неприбранную кухню после того как дети приготовили себе поесть. Даже если они попытались за собой убрать, все равно там будет не очень чисто. Но означает ли это провал моего воспитания? Конечно нет. Я просто научу детей, как за собой убрать, чтобы потом, когда они будут взрослыми, они умели это делать.

— Жена разделяет вашу точку зрения?

Мы с женой не живем вместе, мы в разводе. Дети проводят половину времени со мной, половину с ней. Но у нас нормальные взаимоотношения, мы общаемся, у нас нет конфликтов. И наших детей мы воспитываем примерно в одном ключе. Конечно, она иногда меня критикует, говорит, что я слишком много им разрешаю, но сама столько же им разрешает. Критиковать бывшего супруга – это, наверное, нормально (смеется).

В целом у нас с ней близкие взгляды на воспитание. Конечно, есть некоторые отличия, ведь мы разные люди с разным жизненным укладом. Но главное – мы оба думаем о том, как привить детям те ценности, которые для нас важны.

Главный вопрос родителя – не то, сколько времени ребенок проводит за гаджетом, а каким человеком растет. Я за то, чтобы прививать правильные ценности, даже путем ошибок.

— Вы могли бы обрисовать эти ценности двумя-тремя словами? То главное, чему вы хотите научить детей.

Говоря о ценностях, я имею в виду, что взрослые должны развивать в детях доброту, умение сострадать, способность принимать этически правильные решения в отношении себя и других людей.

Мы живем в мире, где все взаимосвязано. Не знаю, как для вас, но меня профессиональная жизнь, социальная жизнь, личная жизнь, может быть даже духовная жизнь как минимум на половину завязана на цифровых технологиях. Мне приходится весь день писать текстовые сообщения, отвечать электронные письма, использовать видео-чат и так далее.

Мы живем в мире, базирующемся на определенных инструментах. С самого начала цивилизации люди использовали инструменты. Даже обычный рынок – это инструмент, придуманный людьми – торговля, деньги и так далее. Сейчас появился новый тип рынка, цифровой. Мы должны подготовить детей к жизни в изменившихся условиях.

Моя цель – вырастить людей, которые будут способны плавно переключаться между реальным и цифровым миром, и в каждом из них чувствовать себя комфортно. В том и в другом мире будут не бесчувственны к проблемам других людей, будут толерантны, смогут взаимодействовать с другими людьми.

Сегодня мы все оказались ближе друг к другу, условно говоря, замкнуты в одной комнате. Но мы не умеем взаимодействовать. Я хочу, чтобы мои дети чувствовали себя в безопасности, но не просто физической, а психологической. Чтобы они знали, что их личность имеет право на существование, и не нужно никакой ненависти, чтобы самоутвердиться.

Если малышей запереть в маленькой комнате, то они, скорее всего, передерутся, потому что их никто не научил мирно взаимодействовать. То же самое сейчас происходит в интернет-пространстве. Мы оказались не готовы к тому, что очутились рядом друг с другом – очень разные люди с очень разными ценностями. Я считаю, что наше поколение нужно цивилизации для того, чтобы научить людей жить в этом новом мире.

Добавить комментарий