Домашние роды зародились в 1980-х годах как альтернатива бездушию государственных роддомов, и особенно расцвели в 1990-х. Грубость и равнодушие акушерок вынуждало женщин искать возможность родить вне больничных стен, среди близких людей. Не всегда это оканчивалось благополучно, но многие готовы были идти на риск, лишь бы не ехать в роддом.

Кажется, сегодня можно говорить, что эти ужасы остались в прошлом. Роддома изменились, больницы стали доброжелательными к роженицам и детям. Главный редактор Материнства рассказывает о посещении роддома московской больницы №29 (имени Баумана).

Сияющие чистотой коридоры, оформленные в тёплых оранжевых тонах. На стенах – красивые фотографии беременных и младенцев. В конце коридора мольберт с листами ватмана, на них явно не профессиональные рисунки. «Это женщины в родах рисуют, когда гуляют по коридору во время схваток», — поясняет работница роддома.

Мы входим в родблок. Просторная комната, приглушенный свет, звучит негромкая спокойная музыка. Роженица склонилась возле кровати: стоя ей легче переносить схватки. Рядом акушерка, она мягко поддерживает, помогает. До рождения малыша ещё несколько часов. Роды, как правило, процесс не очень быстрый.

В углу напротив кровати – стул хитрой конструкции. Это приспособление для партнёрских вертикальных родов. Муж может сидеть сзади и поддерживать жену под мышки, акушерка устраивается спереди на низком табурете, чтобы принять ребёнка.

В роддоме 29 больницы вертикальные роды – норма. Несмотря на то, что роддом специализируется на эндокринных патологиях, здесь довольно низкий процент кесаревых сечений (всего 20%), а из оставшихся родов 98% проходят вертикально.

Вертикальные роды очень естественны и физиологичны: малыш рождается под действием силы тяжести, от роженицы требуется меньше усилий.

Каждый день в роддоме 29 ГКБ появляются на свет 30-35 малышей – целый школьный класс, даже переполненный. На фоне снижения рождаемости здесь число родов не уменьшилось, а увеличилось в последние годы. Женщины отдают предпочтение роддому имени Баумана, чтобы родить в комфортных условиях максимально естественно. Конечно, работает грамотный пиар: работа в соцсетях, отслеживание негативных отзывов с последующим обсуждением в коллективе, проводимые дважды в неделю дни открытых дверей для беременных и их мужей.

На посту в коридоре вижу книгу «Акушерская агрессия» Виктора Радзинского  и понимаю, что если здесь читают такую литературу, значит действительно стремятся сделать роды идеальными.

Лет 15-20 назад отзывы о роддомах страшно было читать: хамство, грубость персонала, порой даже мат и прямые оскорбления. «Чего разлеглась», «Что орешь, заткнись» – это ещё самое мягкое, что слышали роженицы в свой адрес. Когда в 2001 году я выбирала место появления на свет своей дочери, у меня произошёл следующий телефонный диалог с работницей роддома:

– Обязательно ли во время схваток лежать на кровати?

– А вы где хотите, под кроватью?

– Нет, я хочу иметь возможность ходить, двигаться.

– А как вы будете ходить с эпидуралом в спине?

– Но я не хочу эпидурал.

– Тогда зачем вам наш роддом?

Приходилось платить деньги, чтобы родить по-человечески. Мы платили за то, чтобы муж мог присутствовать на родах, чтобы у меня была отдельная родовая палата, куда можно принести подушку-пуф, позволяющую принимать во время схваток удобные положения. В то время такие роды были настолько необычны, что о нас с мужем несколько лет говорил весь роддом (мне об этом рассказали, когда я приехала рожать третьего).

Сегодня женщине не нужно ничего приносить из дома. И даже платить не обязательно. Все роды проходят в индивидуальном родблоке (не приходится во время потуг переходить по коридору из палаты в родзал, как было со мной). В родблоке есть фитбол, удобная трансформируемая кровать, уже упоминавшийся стул для вертикальных родов. Жалюзи на окнах позволяют регулировать свет. А ещё есть диско-светильник, запускающий по потолку разноцветные блики: они отвлекают, расслабляют и успокаивают.

Эпидуральная анестезия прочно вошла в стандарт современных родов, в роддоме ГКБ им. Баумана порядка 70% родов проходят с эпидуралкой (в том числе роды через кесарево сечение). Впрочем, навязывать ее никто не станет, все зависит от желания женщины.

– В чем разница между родами по контракту и родами по ОМС? — интересуюсь у заместителя главврача по акушерству и гинекологии Ларисы Николаевны Есиповой.

– У контрактников в родзале обязательно есть джакузи. И ещё мы им стелим цветное белье.

Вообще-то родзал с джакузи может достаться и женщине, рожающей по ОМС, если в этот момент он свободен.

Мама маленького Марка рожала по ОМС. «Мне все понравилось», — рассказывает молодая женщина. — «Использовать принесенную из дома одежду можно сразу же, но если нету, то все дадут. Если я оформлю свидетельство о рождении, находясь в роддоме, выдадут «Коробку мэра» с детским приданым».

А вот мама крошечной Софии — гражданка другого государства, поэтому рожала по контракту: «Я долго выбирала роддом, остановилась на 29-ом и не пожалела».

С Елизаветой мы познакомились около установки «Сатурн», куда она принесла на процедуру крохотную дочурку Юлиану. Аппарат позволяет делать нежный массаж недоношенным детям, недавно переведенным из реанимации в отделение второго этапа выхаживания. Малыши лежат с мамами в остекленных боксах, и они находятся под особым наблюдением медперсонала.

Елизавета собиралась заключать контракт, но не успела: в 35,5 недель ей сделали экстренное кесарево. Молодая мама справляется с малышкой ловко и уверенно справляется с малышкой, трудно поверить, что Юлиана родилась с весом 2450 граммов.

В роддоме 29 ГКБ выхаживают и деток с гораздо меньшим весом. Этот малыш при рождении весил всего 1200 граммов.

В отделении реанимации новорожденных привлекают внимание контрастные узоры на стенах. Это неслучайно, ведь для развития зрения новорожденным полезно рассматривать яркие рисунки с резкими контрастными краями. Правда, большинство малышей не смотрят по сторонам, а спят в кювезах. Приборы контролируют жизненные показатели новорожденных: давление, пульс, температуру. Тепло, спокойствие и постоянное питание — основные составляющие процесса выхаживания. Но не единственные. В роддоме активно применяют «метод кенгуру», при котором недоношенный малыш лежит на груди у матери, чувствует тепло ее тела, запах, стук ее сердца и воспринимает материнскую микрофлору. Сосать грудь эти детки пока не могут, их кормят сцеженным материнским молоком.

«А этот малыш поступил к нам после домашних родов. Его мать тоже в реанимации: разрыв матки», — с ужасом слышу я слова сотрудницы роддома.

В конце 1990-х домашние роды были популярны вовсе не у маргиналов, а у образованных женщин, хотевших комфортного прихода в мир для своих малышей. К слову сказать, услуги «духовных акушерок» тоже стоили денег. Сегодня комфортные естественные роды можно получить совершенно бесплатно, во всяком случае, в Москве*. При этом в случае чего квалифицированная медицинская помощь всегда рядом. Домашние роды как явление ушли в прошлое. Сейчас они могут быть результатом случайности или разгильдяйства, но не взвешенным осознанным решением.

*Такой стандарт родов поддерживается не только в роддоме при 29 ГКБ. Читайте репортажи из других роддомов Москвы:

  • Филиал «Родильный дом» ГКБ им. С.И.Спасокукоцкого (бывшей ГКБ №50), бывший роддом №27
  • Филиал № 2 ГКБ им. С. П. Боткина (ранее – Роддом № 32)