Отделения спасения

Никто не хочет, чтобы его ребёнок родился раньше срока или даже вовремя, но с серьёзной патологией. Однако, к сожалению, такое случается. И мамы с детьми оказываются там, где меньше всего хотели бы очутиться, – в отделениях реанимации (интенсивной терапии, патологии новорождённых и т.д. и т.п.). Как эти отделения не назови, суть не меняется – в них спасают детей. А ещё в них спасают наши, родительские, сердца от кошмарной перспективы быть разбитыми.

Не по плану

Пожалуй, все знают известное английское изречение: «Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах». Ох, как метко. Вот и с детьми так же. В отделения спасения попадают совершенно разные дети: недоношенные и родившиеся в срок, маловесные и крепыши, кесарята и появившиеся на свет самым что ни на есть естественным образом. В общем, от проблем не застрахован никто.

И одно дело, если беременность была непростой. Тогда будущая мама чаще всего морально готова к любому развитию событий. А вот если вдруг в отделении реанимации, например, очутился доношенный малыш после спокойной беременности – это настоящее потрясение для родителей. И начинаются долгие мытарства.

Я знаю, о чём пишу. Наш младший сын родился на месяц раньше срока. Несколько дней в реанимации и две с лишним недели в отделении патологии новорождённых – это про нас с ним. И страх потерять его – тоже. И огромное количество новой информации и специфических умений, которые получают и приобретают мамы в отделениях спасения. В общем, я одна из тех, кто столкнулся с такой проблемой.

Не судите себя

И именно потому, что я знаю, каково это, когда ребёнок лежит в реанимации, подключённый ко всем возможным системам жизнеобеспечения, когда не знаешь, выживет ли он или нет (увы, и такое бывает, и такое я видела за те недели, что провела вместе с сыном в «отделениях спасения»; слава Богу, что видела лишь однажды), я и пишу эту статью.

И первое, что хочется сказать тем, кто оказался в такой ситуации: НЕ ВИНИТЕ СЕБЯ! Если вы сделали всё возможное, чтобы ребёнок был здоров, если вы были ответственной будущей мамой и изо всех сил старались уберечь малыша, если не вредили ему в угоду своим желаниям и привычкам, то ни в коем случае не вините себя.

Это очень сложно, я знаю. Когда ребёнок оказывается в реанимации, начинаешь думать о том, что и когда сделала не так, где ошиблась, что не предусмотрела, почему не уберегла. Это естественные переживания. Но это путь в никуда. Если вам сообщили, что малыш слаб, болен, нуждается в помощи и перспективы не самые радужные, поплачьте (можете даже долго и самозабвенно), а потом встаньте, умойтесь, причешитесь и начинайте действовать.

Дальнейшие ваши действия могут отличаться в зависимости от вероисповедания (или его полного отсутствия), мировоззрения и жизненного опыта.

  • Если вы верующая христианка – окрестите ребёнка, это придаст вам сил.

Сейчас персонал в больницах относится к таким пожеланиям родителей с пониманием. Даже если позвать батюшку нет возможности, выход есть. Ведь в случае смертельной опасности православие допускает, чтобы таинство крещения совершил мирянин (в том числе и женщина). Главное, чтобы была святая вода, а тот, кто будет крестить, знал формулу крещения (узнать её можно у батюшек или даже найти в Интернете).

  • Если вы чувствуете, что вам необходима помощь психолога, попросите о ней.

В больницах есть штатные психологи, которые готовы выслушать и поддержать. Возможно, именно беседа со специалистом поддержит вас.

  • Не жалейте себя, а идите к ребёнку.

Даже если вы после кесарева сечения, если у вас нет сил и дрожат ноги – всё равно идите. Ему вы очень нужны. Просто знайте это – и всё. Мамин голос, мамино присутствие даже за стенкой кювеза – неоценимая поддержка для малыша, которому из без того плохо. В это верится с трудом, но наш сын, когда я приходила к нему и начинала разговаривать с ним, лежащим в инкубаторе, каждый раз приоткрывал глазки, словно слышал меня и хотел увидеть.

Я перечислила далеко не все возможные варианты действий. Делайте то, что нужно именно вам, чтобы прийти в себя, и начинайте осваиваться в «отделениях спасения», вам и ребёнку это непременно пригодится.

По правилам

Жизнь в отделениях спасения течёт своим чередом и несколько отличается от того, как всё происходит в других отделениях: дисциплина жёстче, более строгий санитарный режим и множество нюансов, в которых нужно ещё научиться ориентироваться. Задача родителей, как бы они ни были встревожены, не осложнять работу врачам и медсёстрам, а помогать им. Да, конечно, сложно собраться и не паниковать, да ещё и в такой непростой для любой женщины период, как послеродовый. Сложно, но необходимо. И в первую очередь нужно освоиться, а в этом вам помогут правила:

1. Стерильность прежде всего

Это должен запомнить каждый, кто приходит в отделения спасения. Не важно, с улицы вы только что или лежите в соседнем отделении, но вам необходимо соблюдать общие для всех правила. Это не бессмысленное усложнение жизни или проявление вредности медперсоналом – это условия, необходимые для того, чтобы мы не навредили детям. Поэтому не капризничаем, а прислушиваемся и выполняем.

Сотрудникам «отделений спасения», как правило, некогда обучать родителей тому, как, где и сколько раз надо обрабатывать руки, прежде чем войти в палату или (уж тем более!) открыть кювез. Даже если на вас не обращают внимания, получить нужную информацию можно другими способами:

  • Чаще всего она есть на памятках, висящих рядом со средствами дезинфекции (у входа в отделение, рядом с палатой, у раковины). Обратите внимание и на упаковку такого же средства, которая может стоять на кювезе. Она стоит там не случайно: прежде, чем открыть инкубатор, если вам это разрешают, не забудьте обработать руки (да, ещё раз, даже если вы уже сделали это дважды или трижды).
  • Кроме того, мамочки других малышей, которые уже освоились в отделении, с готовностью подскажут, как и что делать. В таких местах, как правило, все поддерживают друг друга.

Обращайте внимание на то, где переодеваются родственники детей, пришедшие с улицы, что они приносят с собой. Точные требования чаще всего указаны и перед входом в «отделения спасения».

2. Режим

Везде свой режим, и вам обязательно нужно ознакомиться с ним. Как правило, к детям пускают с 9 до 21 часа. Но бывают и исключения. Я, например, приходила на утреннее шестичасовое кормление и меня пускали.

Был у меня и неприятный опыт общения с медицинским персоналом. Некоторым медсёстрам мамочки в отделении патологии новорождённых мешали, и они пытались запретить приходить в 21 час. Но официально это было разрешено, и мы ходили, несмотря на недовольство и ворчание вслед. К счастью, таких недружелюбных людей в отделениях спасения всё-таки гораздо меньше, чем настоящих подвижников и профессионалов, которые понимают, что присутствие родителей даёт малышам силы, которые им так нужны.

3. Особенности кормления

Организация кормления малышей в «отделениях спасения» – особый ритуал.

Ребёнок ест сам и разрешено грудное вскармливание? Замечательно! Тогда всё довольно просто. Маме просто нужно быть рядом, когда малыш проголодается.

Малышу-искусственничку смесь подготовят на молочной кухне роддома или больницы, и маме не нужно будет беспокоиться заранее.

Если же малыша кормят через зонд или из бутылочки, но маминым молоком, то необходимо учесть некоторые нюансы. Маме нужно незадолго до начала кормления сцедить молоко, чтобы успеть вовремя. Все мы разные, и скорость и сила потока молока тоже. Кому-то хватит пяти минут, чтобы набрать необходимую для кормления порцию, кто-то потратит полчаса. Поэтому лучше приходить или приезжать чуть пораньше.

Если необходим молокоотсос, то желательно иметь свой, потому что те, которые предоставляют во многих больницах, не всегда полностью исправны. А вот стерилизаторы в большинстве роддомов и перинатальных центров имеются вполне рабочие (однако есть вероятность того, что придётся подождать, пока ими воспользуются другие мамы, так что учитывайте и эту возможную задержку).

Тем мамам, чей ребёнок совсем мал и ест буквально по капельке, придётся научиться тому, как правильно готовить молоко к хранению.

Для этого в нормальных роддомах (а я надеюсь, что в нашей стране они уже все такие) есть специальные комнаты для сцеживания. Там стоят холодильники, есть пакеты, бутылки или шприцы, в которых замораживается или охлаждается молоко.

Даже если молока (молозива) поначалу совсем мало, или малышу пока его не дают, обязательно сцеживайтесь и запасайтесь впрок. Кроха непременно окрепнет, и придёт тот счастливый день, когда его разрешат кормить вашим молоком, хорошо, если у вас к тому времени уже будет запас (вдруг у ребёнка проснётся аппетит Гаргантюа). Да и на случай, если вы вдруг не сможете приехать для кормления, сотрудники молочной кухни просто подготовят для малыша замороженное молоко.

Все ёмкости с молоком обязательно подписывайте. Везде своя система, но, как правило, указываются фамилия мамы, отделение, в котором лежит ребёнок (молоко ведь уносят на молочную кухню, где подогревают до нужной температуры), дата и время сцеживания.

4. Нервы в узде

Этот пункт, пожалуй, один из самых главных. Потому что даже когда всё самое страшное уже позади, когда врачи перестали с непроницаемым видом вещать, что прогнозов они не дают, а состояние стабильно тяжёлое, и начали улыбаться, когда, казалось бы, уже пришло время для осторожного оптимизма, жизнь может выкинуть такое коленце, после которого хорошо бы самим родителям не оказаться в реанимации. А для того, чтобы этого не произошло, и нужны крепкие нервы.

В качестве иллюстрации – случай из жизни. Как-то утром я и моя подруга по несчастью, мама такого же малыша из «отделения спасения», примчались в реанимацию, чтобы кормить детей. Там уже привычно облачились в одноразовые халаты, тщательнейшим образом обработали руки, вошли в палату и… остолбенели. Потому что на привычных местах кювезов с нашими детьми не оказалось. В ужасе мы посмотрели друг на друга, подышали открытыми ртами (в это время в наших головах промчались картины одна страшнее другой – обстановка к этому располагала), но тут, к счастью, пришла медсестра. Вид у нас, видимо, был такой, что она тут же замахала руками:

— Девочки! Спокойно! Спокойно! Вашим мальчишкам лучше, их в патологию перевели!

И тут только мы выдохнули, так и не произнеся за эти ужасные секунды ни единого звука. А были бы нервы чуть послабее?

5. От улыбки станет всем светлей

В том центре, где лежала я, в комнате для сцеживания висел лист бумаги, к которому обязательно отправляли всех новеньких мам. Я не буду подробно пересказывать его содержание, упомяну только то, что много внимания уделялось настроению, с которым родители должны приходить в «отделения спасения». Была среди прочих и примерно такая фраза: «Если у вас нет сил улыбаться малышу, если вы настроены пессимистично, то лучше не приходите к ребёнку – своим настроением вы принесёте ему вред».

Не знаю, везде ли так, но в «отделениях спасения» того центра, где родился наш младший сын, мальчиков было значительно больше, чем девочек. Раза в три больше. Многие мамочки это замечали и интересовались, почему так происходит. Персонал отвечал: «А что вы хотите, мальчики менее живучие, чем девочки». Не буду утверждать, что это истина в последней инстанции, просто напишу об этом мнении сотрудников центра. Но даже если это так, родителям мальчиков нужно не паниковать, а просто иметь эту информацию в виду и быть готовыми к борьбе. Предупреждён, значит, вооружён.

Лучше и не скажешь. Борьба за ребёнка – дело не только профессионалов, но и родителей. Важность положительного настроя и готовности к долгому и непростому труду трудно переоценить.

Всем известно, что у оптимистов быстрее проходит период восстановления после операций или травм. Такие пациенты – мечта любого врача, потому что, как говорится в известной, хотя и не бесспорной шутке, они выживают «несмотря на все усилия докторов».

Жизнерадостная и жизнелюбивая мама поможет ребёнку выжить, окрепнуть и справиться со всеми проблемами. Поэтому первое, чем вы должны запастись, — это вера в то, что всё будет хорошо, и искренняя улыбка. Уверены в том, что не будете плакать у кювеза – обязательно будьте рядом с малышом. Не уверены – сначала найдите силы, чтобы улыбаться. Вспоминать о тяжёлых минутах и жалеть себя вы будете потом, а пока – улыбайтесь!

6. Рука на пульсе

Какими бы прославленными не были роддома и центры, в которых родились наши дети, как бы мы не доверяли врачам и медсёстрам (а я сама бесконечно уважаю их, ценю их труд и отношусь к ним с большим пиететом), полностью расслабляться нам нельзя. Родители должны быть постоянно начеку и готовы помочь своему ребёнку.

Если есть возможность, то лучше, конечно, маме лежать вместе с малышом, а не приезжать на день. Это допускается не везде, но стоит поинтересоваться такой возможностью. В том центре, где родился наш сын, в отделении патологии новорождённых за дополнительную плату предоставлялись палаты «Мать-дитя» (кстати, плата была не заоблачной), правда таких палат было мало и на всех желающих их не хватало.

Почему я считаю, что лучше находиться с малышом? Ну, во-первых, все знают о том, как важно присутствие мамы для новорождённого, тем более, не очень здорового. А во-вторых, мой опыт показывает, что ночью, увы, персонал иногда расслабляется (не все, конечно, а единицы, но всё же) и если бы не присутствие мам, то последствия некоторых эксцессов могли быть довольно тяжёлыми.

Так однажды ночью кювез, в котором лежал наш десятидневный сын, вдруг громко запищал. Я подскочила и кинулась на пост за помощью. Медсёстры смотрели телевизор и на мои слова отреагировали вяло:

— Нажмите на зелёную кнопочку, он и замолчит.

Я засомневалась в том, так ли всё просто и не наврежу ли я этим самым и без того слабенькому ребёнку (ведь о чём-то умный агрегат сигнализировал, и вряд ли о том, что всё прекрасно). Но медсёстры продолжали меня убеждать, что волноваться не стоит. Хорошо, что в этот момент подошла ещё одна медсестра, которую за неравнодушие и добросердечность любили все мамочки, и, услышав мои слова, тут же кинулась со мной. Оказалось, что кювез писком сообщал о том, что закончилась вода, используемая для увлажнения воздуха внутри инкубатора. Пересушенный воздух мог принести лёгким недоношенного малыша серьёзный вред. Большое счастье, что я была рядом и что не все медсёстры посчитали, что их отдых важнее здоровья детей.

Об этом случае я рассказала всем мамам. И потом мы ночами, когда слышали тревожный писк, обязательно вставали и шли узнавать, чей инкубатор сигнализирует об опасности. Потому что ведь многие мамы на ночь уезжали, и мы, те, кто имел возможность быть в отделении круглосуточно, следили, чтобы не только наши, но и другие детишки были в безопасности.

Но на этой не вполне оптимистичной ноте заканчивать не буду, а напишу ещё о том, что в отделении патологии новорождённых, где две недели после реанимации лежал наш сын, стены увешаны стендами с фотографиями улыбающихся малышей – всех тех, кого выходили в «отделениях спасения». И на тумбочках лежат альбомы с фотографиями крох. Под ними написаны пугающие цифры – рост и вес при рождении. До стандартных 3,5 кг и 50 см этим малышам было ого-го как далеко. Но все они живы и благодаря врачам, медсёстрам и родителям, конечно, вовсю догоняют родившихся более крепкими сверстников. Чего и всем остальным пациентам «отделений спасения» от души желаю!

Добавить комментарий