Почти каждая женщина, подходя к родам, задаётся вопросом: «Рожать вдвоём или одной?» Я очень рада тому факту, что подобный вопрос встаёт перед нами, и присутствие мужчины при родах стало почти привычным.

Половина моих знакомых рожали дома или в роддоме в присутствии мужа, другая — в роддоме без мужа.

Я слышала рассказы и тех и других, видела детей, могла сравнивать. Да, дети, рождённые в воду или в присутствии папы иные, чем дети, которые прошли обычный роддом. На мой взгляд, причина не в том, как дети появились на свет, и кто при этом присутствовал, а в том, что родители, которые пошли на такой шаг — роды вдвоём — сами иные, они дают иное воспитание, поэтому и дети у них чуть — чуть иные. Если попробовать сформулировать, в чём их особенность – это дети любимые, долгожданные, а родители стараются осознанно относится к процессу воспитания, для них всё важно, что связано с детьми.

Я попробую объяснить свою точку зрения, почему, имея любящего и заботливого мужа, я дважды отказывалась от совместных родов.

Причин было несколько. Во — первых, рожала я будучи уже зрелым человеком, осознающим зачем мне это надо, а не потому, что так получилось. Вот почему я не нуждалась ни в психологической, ни в эмоциональной поддержке. Была самодостаточна.

Вторая причина в том, что я не могу найти места для мужа в этом достаточно интимном процессе. Он не вписывается ни в предродовую палату, ни в родблок. Изображение мужчины у меня не ложится на картинку родов. Мужчина под окнами, с цветами, ищущими глазами, возбуждённо перебегая от окна к окну,,, Нервные крики: «Маруся! Маруся!.. На кого похож?!» Да, это близко, знакомо, вызывает слезу умиления. А вот что будет делать мужчина десять часов схваток и родов?..

Мне трудно представить, чем бы он занимался. Нашёптывал ласковые словечки и делал массаж, чтобы снять боль? Во время схваток женщина прислушивается к своим ощущениям. Её сознание там – внутри, а тут какой – то внешний раздражитель: « Милая, хорошая, ненаглядная…» Твоё тело скрючивает, от собственного крика чуть не лопаются перепонки, а муж, как попугай: «Милая, любимая, всё будет хорошо, потерпи…» И физическую боль он вряд ли сможет облегчить точечным массажем, отвлечь внимание — это да…. Конечно, всё индивидуально, но мне во время схваток было неприятно любое чужое прикосновение.

Третья причина – я не разделяю точку зрения, что если мужчина прошёл через роды, то он будет хорошим папой. Мне, кажется, что качество отцовских чувств определяется жизненными ценностями, которыми живёт мужчина, его воспитанием и фактом, созрел ли он к отцовству.

Да, иногда женщина просит мужчину присутствовать при родах, чтобы эмоционально привязать к себе: «Смотри, через что мы вместе с тобой прошли, как много пережили, а ты…» Но увы… Многие мои знакомые супружеские пары рожали вдвоём, но это их не уберегло от расставания, если до родов дело к этому шло. Совместные роды — это не гарантия будущих стабильных отношений.
Да, я соглашусь, что врачи и акушеры более сдержанны и внимательны к роженице, когда рядом маячит муж.

А теперь перейдём к мужчине, что же он испытывает при родах? На мой взгляд, сильнейший стресс. Но всё по порядку. Женщина психологически готова к виду крови и тому факту, что из неё что – то выходит.

А представьте, каково мужчине?! Он видит, как тяжело его любимой, как мучается она, а он здоровяк, ни чем помочь не может. И надо ещё учитывать, что схватки длятся несколько часов. Встаньте на место мужчины. Перед ним потная кричащая извивающаяся женщина, его любимая, а он не в состоянии облегчить её муки, ну, не может, он за неё родить… Меня во время схваток держали за руки два акушера. Потом месяц у меня были синюшные руки. Представьте, если я с такой же силой держалась за мужа?! От натуги полопались сосуды на лице, шее и на глазах. Благо, что это всё сходит через неделю. Когда тело находится в таком напряжении, неужели ласковые поглаживания мужа могут, как – то помочь? Нет, я лучше поберегу близкого мне человека, да и зачем ему дополнительный стресс?

У меня есть одна черта характера, положительная и отрицательная одновременно: мне необходимо всё контролировать. Контроль заключается в том, чтобы людям, находящимся рядом со мной и близким моим даже на расстоянии было психологически и эмоционально комфортно.

И лёжа на пропитанной потом клеёнке, я даже не раздваивалась, а расстраивалась. Думала бы о ребёнке — как он там, думала о своих ощущениях и о муже — каково ему сейчас, всё это видеть и слушать. А муж, точно так же волновался, но при этом пытался бы скрыть свои эмоции, разыгрывая передо мной спектакль « Всё хорошо, прекрасная маркиза…»